Все просто, звоните!
+7 (495) 623-97-75
+7 (495) 983-08-31

Япония

Валюта

Национальная валюта — иена, ее история ведет свой отсчет с 1871 г. Пришедшее после Реставрации Мэйдзи (1868) к власти буржуазное правительство ввело десятеричную систему национальной валюты (одна сотая иены называлась сэна, одна десятая сэны — рин). Иена заменила дзэни — довольно сложную денежную систему эпохи Эдо (1600–1868), в рамках которой параллельно существовали золотые, серебряные, медные и бумажные денежные знаки, причем как центрального правительства, так и 244 отдельных княжеских владений.

Свое новое название — «иена» — японская валюта получила от формы («эн» по-японски означает «круглый»), так как прежние монеты имели овальную, прямоугольную, а то и весьма неопределенную форму золотого или серебряного слитка.

В первые годы Мэйдзи новая национальная валюта имела золотой стандарт, но потом в результате продолжительной инфляции потеряла конвертируемость и была заменена на банкноты, обменивавшиеся лишь на серебро. Вернуться к золотому стандарту удалось лишь после 1897 г., когда Япония получила огромные денежные репарации с Китая по результатам японо-китайской войны. Тогда паритет иены был установлен в 0,75 грамма золота.

С тех пор Япония неоднократно отказывалась от золотого стандарта и вновь возвращалась к нему, исходя из собственных финансово-экономических задач и политической ситуации.

Статус международно признанной валюты иена получила лишь в мае 1953 г., когда Международный валютный фонд утвердил ее паритет в 2,5 миллиграмма золота. В ходе целой серии последовательных ревальваций по отношению к доллару и другим основным зарубежным валютам «вес» иены значительно вырос.

Ныне в обращении имеются банкноты Банка Японии в 1000, 5000 и 10 000 иен. На 1-тысячной банкноте образца 1984 г. изображен портрет известного японского писателя Нацумэ Сосэки (1867–1916), на 5-тысячной — портрет Нитобэ Инадзо (1862–1933), просветителя эпох Мэйдзи и Тайсё, а на 10-тысячной — писателя и просветителя эпохи Мэйдзи Фукудзавы Юкити (1835–1901).

Ранее существовала и 100-иеновая банкнота, но в последние годы она полностью вышла из обращения. В японском парламенте в связи с продолжающейся инфляцией активно обсуждалась идея выпуска банкнот в 50 000 иен, но пока реального воплощения она не получила.

В 2000 г. Банк Японии планирует выпустить в обращение 2000-иеновую банкноту.

Помимо банкнот в Японии существуют монеты: 500-иеновая образца 1982 г. (никелевая, с изображением цветка павлонии), 100-иеновая образца 1962 г. (никелевая, с изображением цветка сакуры), 50-иеновая образца 1967 г. (никелевая, с изображением цветов хризантемы), 10-иеновая образца 1959 г. (бронзовая, с изображением зала Феникса монастыря Бёдоин), 5-иеновая образца 1959 г. (бронзовая, с изображением рисового колоса) и 1-иеновая образца 1955 г. (алюминиевая, с символическим изображением саженца). Кроме того, было выпущено несколько мемориальных монет — достоинством в 1000 и 100 иен — ко дням открытия Олимпийских игр, международных выставок Экспо и т.д.

Время

К московсому плюс 6 часов.

География

В восточной Азии есть удивительная страна; ее омывают Тихий океан, Японское, Охотское и Восточно-Китайское моря. Это Япония, государство, чья территория - сплошные острова, протянувшиеся с севера на юго-запад. Всего их около 4 тысяч! Хоккайдо, Хонсю, Кюсю, Сикоку - самые крупные из них. Японцы называют эти четыре острова своей основной землей, ведь там проживает 98% всего населения.

При этом Япония - горная страна с большим количеством вулканов. Наиболее активны Асама, Михара, Асо и Сакурадзима. Всего здесь 67 "живых" вулканов и еще больше потухших. Что касается Фудзисан, то это самая высокая (3776 м) и, видимо, самая красивая гора Японии. Из-за того что горы еще достаточно молоды, в стране каждый день происходят подземные толчки. Чаще всего люди их просто не чувствуют, но порой тут случаются и серьезные землетрясения.

Реки в Японии короткие, многоводные и с большим числом водопадов. Наиболее длинной рекой можно назвать Синано, протянувшуюся на 367 км. Самый известный водопад - Кэгон в Никко. Вода там обрушивается вниз с высоты 97 м. Для туристов предусмотрен специальный лифт, который опускает их на подошву водопада, позволяя полнее насладиться редким зрелищем. Уникальным памятником природы считается водопад Сираито ("Белые нити"), он расположен в верхней части реки Сибакава. Струи воды там падают вниз с высоты 26 м по всей ширине водопада /130 м/, и действительно внешне напоминают свободно висящие и качающиеся белые нити. Но и это еще не все! Каскад из 48 водопадов Акамэ можно наблюдать на реке Нэбаригава. Он занимает первое место по популярности и количеству посещений – такой водяной туристический хит Японии. Таких чудес природы еще очень много - например, лагунные озера или озера, образовавшиеся в кратерах потухших вулканов. Почти 2/3 территории страны занимают леса - как хвойные, так и субтропические, вечнозеленые. Много национальных парков и заповедников.

Жители страны – известные всему миру новаторы и изобретатели. Благодаря мостам и подводным туннелям, соединяющим четыре крупных острова, Япония превратилась в единое сухопутное пространство.

Другое

В Японии официально зарегистрировано 231 019 различных религиозных организаций и учреждений — храмов, церквей, сект. Большинство из них — 90 784 — синтоистские. Чуть меньше буддистских — 88 794. Христианских конгрегаций (в подавляющем большинстве — католических, но есть и православные) насчитывается 9275. Остальные принадлежат к другим религиозным течениям — исламу, иудаизму, даосизму и т.д.

Синтоистские храмы насчитывают в этой стране около 109 млн. прихожан. Буддистские — 96 млн. адептов. Христианские приходы — примерно 1,5 млн. человек. Около 1,1 млн. человек объединяют различные секты смешанного типа. Нетрудно подсчитать даже по этим неполным данным, что общее число верующих в стране превышает 200 млн. человек. Между тем население страны — 125,9 млн.

Получается, что верующих в Японии едва ли не в два раза больше, чем всех ее жителей — от старика до новорожденного младенца. Парадокс этот объясняется довольно просто. Подавляющее большинство японцев не ограничиваются приверженностью к какой-нибудь одной религии или верованию. При случае человек может зайти помолиться и в буддистскую пагоду, и в синтоистский храм, и в католическую церковь.

Таким образом, японец начинает свой Новый год с «хацумодэ» — первого в наступившем году паломничества в ближайший синтоистский или буддистский храм. Весной активно участвует в традиционном синтоистском празднике мацури в своей родной деревне по поводу цветения сакуры. Летом отмечает (О)бон — День поминовения предков по буддийским канонам. Присутствует на свадебной церемонии, проводящейся как по христианским правилам (в церкви, с обменом кольцами), так и по синтоистским — «сан-сан кудо» (когда жених и невеста, сделав по три глотка рисового вина, объявляются супругами). Обыденная жизнь японца строится по конфуцианским заповедям, но редко кто не воздаст дань даосистским понятиям «счастья» и «несчастья», особенно в гаданиях. Похороны, как правило, проходят по буддистским ритуалам. А в конце декабря все японцы охотно отмечают Рождество Христово.

Этот странный для европейца религиозный коктейль объясняется во многом историческими условиями формирования японской нации. Единственной истинно национальной религией, уходящей своими корнями в доисторические верования и традиции, является синто. Это целый конгломерат различных местных культов (когда обожествляются реки, горы, деревья, животные, камни, явления природы и т.п.) и культа предков. Многие философы и социологи как внутри страны, так и вне ее характеризуют синто скорее как набор стереотипов поведения, идей и действий (поверий, обычаев, примет и обрядов), которые на протяжении более двух тысяч лет являются составной частью образа жизни японского народа. В синтоизме нет основателя или пророка, отсутствуют догмы как таковые, нет разработанной религиозной этики. Эта специфика синто дает простор для самых различных интерпретаций. Дело даже не в огромном количестве сект, а в том, что каждый японец верит в «ками» (богов) по-своему, устанавливая с ними сугубо личные контакты. (Ведь «ками» и будды для верующего японца существуют не в потустороннем мире, а в нашей жизни как неотъемлемые элементы природного окружения.) Поэтому вера в традиционных богов синто отнюдь не исключает и не запрещает обращения к богам других религий или же игнорирования веры как таковой.

Подобная «свобода совести» облегчила проникновение в Японию «импортных» религий, оказавших огромное влияние на формирование японского мировоззрения. Еще в VI в. на Японский архипелаг через Корейский полуостров в общем потоке культурных веяний с континента проникли буддизм из Индии, конфуцианство и даосизм из Китая. На рубеже XVII в. испанские иезуиты начали проповедовать в Японии учение о Христе. Но религиозные верования не вытесняли друг друга, а сливались, сплавлялись в единое целое, вводя старых богов в пантеон новых религий.

По этой причине для японцев характерна поразительная терпимость к верованиям других. На одной улице города могут соседствовать католическая церковь с буддийским храмом, синтоистское святилище со штаб-квартирой какой-нибудь секты. И это не будет вызывать трений как между прихожанами, так и между служителями культа.

Японец, выбрав свободную минутку, заскакивает в ближайший храм, чтобы попросить Бога (богов) о ниспослании здоровья, успехов или помянуть ушедших. У входа в храм он омывает руки и полощет водой рот. Это символический акт очищения перед общением с «ками». (У японцев в религиозном обиходе не развито понятие греха и необходимости его отмаливания, а основной акцент делается на очищении.) Затем нужно бросить какую-то сумму денег в ящик для пожертвований — это может быть и монетка самого мелкого достоинства. Далее перед алтарем посетитель дергает за веревку колокольчика или же просто хлопает дважды в ладони, призывая внимание божества к своей персоне, и мысленно произносит молитву или пожелание. Вот и все. Свои проблемы он взвалил на плечи «ками». Конечно, в иных храмах и молельных домах сект происходят иногда многочасовые ритуалы, но обычная процедура общения с «ками» ограничивается подобным простейшим минимумом.

Дело тут не столько в упрощенности обряда, сколько в смещении акцентов. Больше времени на общение с богами японец уделяет не в храме, а дома перед домашним алтарем. Как синтоизм, так и позднее укоренившиеся конфуцианские догмы делают упор на святости семейных уз. Предки, переходящие после смерти в разряд «ками», как никто другой, заинтересованы в благополучии своих потомков. Отсюда и забота о домашнем алтаре, возжигание перед ним благовоний, подношение духам предков фруктов, сластей и даже рисового вина.

Урбанизация жизни в стране ослабила общинные связи, разметав прихожан по всему архипелагу. Разорвались тесные контакты человека с «ками» данной местности, деревни. После окончания второй мировой войны синтоизм был лишен статуса государственной религии Японии. Все это не могло не ослабить влияния синто, да и других религий. Многие японцы стали причислять себя к атеистам. И для заезжих проповедников куда легче было считать японцев неверующими, чем принять возможность такого неправдоподобного смешения верований и богов. Впрочем, этот внешне упрощенный подход вряд ли отражает истинный характер религиозности японца. Оставаясь в душе пантеистами, многие японцы в силу прагматических взглядов на жизнь сводят практически на нет ритуалы общения с богами. Но это так же далеко от воинствующего атеизма, как и от фанатичной веры.

Климат

На севере страны климат умеренный, а на юге - субтропический муссонный. В период между серединой июня и серединой июля идут дожди. Лучшее время для посещения Японии - конец сентября и начало октября. Самый холодный месяц январь (+4 С), самый жаркий месяц июль (+25 С).

Население

По численности населения (125 860 тыс. человек на конец марта 1999 г.) Япония занимает 8-е место в мире после КНР, Индии, США, Индонезии, Бразилии, России и Пакистана. За 100 лет ее население увеличилось с 35,3 млн. чел. в 1875 г. до 111,9 млн. чел. в 1975 г.

В последние годы численность населения изменяется незначительно. В 1998 г., по сравнению с 1997 г., прирост составил всего лишь 0,2%, что является одним из самых низких показателей с 1968 г., когда в стране начали вести регулярные демографические наблюдения.

Плотность населения Японии состав ляет 331 чел. на 1 кв. км.

Население Японии отличается исключительной национальной однородностью, в стране проживает менее 1% лиц неяпонской национальности. Среди национальных меньшинств наиболее многочисленны корейцы — около 700 тыс. чел.

Подавляющее большинство японцев (78%) живут сегодня в больших городах, и эта тенденция продолжает усиливаться. При этом основная часть городского населения по-прежнему сконцентрирована в трех огромных мегаполисах — Токио, Нагое и Осаке, которые следуют один за другим на узкой равнинной полосе вдоль побережья Тихого океана.

Соотношение мужчин и женщин в населении Японии почти равно единице: в 1996 г. женщины составляли в нем 50,99%, а мужчины — 49,01%.

Продолжается старение японского общества. Число людей старше 65 лет достигло в 1998 г. 16,5% всего населения, увеличившись на 0,5% по сравнению с 1997 г. В то время как количество детей до 15 лет сократилось на 0,3% и составляет сейчас уже менее 15%.

Политика

Конституционная монархия, во главе государства – император. Законодательный орган - двухпалатный парламент (Палата советников и Палата представителей).

Первая политическая партия Японии — Айкоку кото (Общество патриотов) — была создана в 1874 г. Сразу же после появления она представила правительству декларацию, призывающую создать представительный законодательный орган.

Первые в стране всеобщие выборы состоялись 16 лет спустя, 1 июля 1890 г., а первая сессия парламента была созвана 29 ноября того же года. Японский парламент стал первым национальным законодательным органом в Азии.

В последующие десятилетия происходил рост влияния политических партий в государственных делах, однако всплеск милитаризма в период, предшествующий второй мировой войне, привел к подрыву влияния партий и в конечном счете к их временному роспуску.

Послевоенная демократизация Японии привела к возникновению широкого спектра политических партий: нескольких буржуазных, среди которых главными стали Либеральная и Демократическая, а также Социалистическая и легализованная теперь Коммунистическая.

В 1955 г. путем слияния двух консервативных партий была создана Либерально-демократиЧеская партия, которая до 1993 г. без перерыва являлась правящей партией.

К этому же времени упрочилось влияние Социалистической партии Японии (СПЯ). Образовалась так называемая «система 1955 года», суть которой заключалась в противостоянии двух главных субъектов на политической арене, то есть ЛДП и СПЯ. Последняя оставалась неизменно в оппозиции, причем ее влияние постепенно сокращалось. Это было вызвано рядом факторов: расколами в рядах СПЯ, вследствие которых были образованы Партия демократического социализма (ПДС, 1960 г.) и Социал-демократический союз (СДС, 1978 г.); постепенным восстановлением парламентской активности Коммунистической партии Японии (КПЯ); появлением Комэйто (Партия чистой политики, 1964 г.), созданной по инициативе буддийской организации Сока гаккай.

Вступление в последнее десятилетие XX в. Япония встретила кризисом доверия к существующим политическим партиям, ростом абсентеизма. Недовольство избирателей адресовывалось в первую очередь правящей партии, либерал-демократам. Стало очевидным, что долговременное, с 1955 г., единоличное правление ЛДП привело к тесному сращиванию ее политиков с чиновничьими и деловыми кругами, создало тепличную атмосферу для распространения коррупции. Страну буквально шокировали разоблачения многочисленных фактов взяточничества, к которым оказывались причастными лидеры фракций, включая тех, кто в разное время побывал на посту главы правительства. К тому же фракционность мешала омоложению партии. ЛДП утратила прежний динамизм, у нее отсутствовала решимость вступить на путь собственного обновления, стать инициатором и активным проводником реформ, назревших по мере накопления внутренних социально-экономических проблем и в связи с переменами международного характера.

Общественное недовольство распространялось также на оппозиционные партии, прежде всего из-за их неспособности обеспечить сменяемость власти. Находившиеся в оппозиции СПЯ, ПДС, небольшой СДС, Комэйто и КПЯ вследствие больших идейно-политических разногласий не смогли объединить усилия в противостоянии либерал-демократам. А каждая из них, включая наиболее влиятельную — Социалистическую, была слишком слаба, чтобы претендовать на приход к власти в одиночку.

Тем временем в условиях окончания «холодной войны» в среде главных оппонентов — ЛДП и СПЯ, стоявших на разных полюсах прежней конфронтации, начала остро ощущаться необходимость корректировки политического курса и методов их деятельности с учетом сдвига мировых и внутрияпонских настроений в сторону конструктивного сотрудничества. В ЛДП этому мешали консервативные привычки, особенно у политиков старшего поколения. А в СПЯ начавшийся пересмотр взглядов по принципиальным проблемам, в частности касающимся способов обеспечения безопасности Японии, сопровождался жесткими спорами, шел трудно и медленно. Престиж обеих партий неуклонно падал.

В обстановке растущего недоверия к существующим партиям в Японии возродился интерес к давней идее формирования двух крупных партий, при наличии которых могли бы возникнуть полноценная политическая конкуренция и реальная возможность сменяемости партий у руля власти. Начавшись с раскола ЛДП, «реорганизация политических сил» привела к отстранению этой партии от власти, образованию новых партий и групп парламентариев, рождению восьмипартийной правящей коалиции. Именно тогда концепция формирования двухпартийной системы и стала руководством к действию. Инициаторами создания второй крупной партии как конкурента ЛДП в борьбе за власть становятся бывшие либерал-демократы, организовавшие собственные партии. Перспектива войти в партию, способную стать правящей, оказалась привлекательной и для политиков так называемых партий среднего пути — ПДС, СДС, Комэйто. Одновременно выявилось намерение тех и других отсечь левые силы от участия в планируемом объединении. Развитию событий по такому сценарию способствовала «политическая реформа» — принятие при первом коалиционном правлении группы законов, касающихся избирательной системы и финансирования деятельности партий. Эти законы, по существу, поощряли, стимулировали укрупнение, слияние партий, оставляя силам, не участвующим в таком процессе, мало шансов на сохранение их парламентских позиций.

В 1993 г. пришел конец сохранявшейся в течение 38 лет политической «системе 1955 года». Началась и продолжается до сих пор непрерывная перегруппировка политических сил. Летом 1993 г. сформировалось семипартийное коалиционное правительство во главе с лидером Японской новой партии М. Хосокава, которого в очередном коалиционном правительстве сменил лидер Партии обновления Ц. Хата. Годом позже возникла новая, необычная правящая коалиция, в которой стали сотрудничать прежде непримиримые противники — СПЯ и ЛДП, а также небольшая Новая партия Сакигакэ. Это правительство возглавил социалист Т. Мураяма.

В декабре 1994 г. из партий «среднего пути» и выходцев из ЛДП родилась Партия новых рубежей (ПНР). Ее образование стало серьезной заявкой на ускоренное продвижение к формированию двухпартийной системы, притом в варианте, когда соперничать за власть смогут лишь мало различающиеся между собой консерваторы и неоконсерваторы, поскольку руководящую роль в ПНР взяли на себя бывшие либерал-демократы. Естественно, что такой поворот не мог не обеспокоить прежде всего СПЯ. В случае дальнейшего упрочения влияния ПНР социалисты оттеснялись на задворки политической жизни. Вместе с тем настороженность в отношении перспектив двухпартийной системы испытывали несравненно более широкие круги японской общественности, видя в ней существенную угрозу партийному плюрализму как важному достижению демократии. На этой почве возникла еще одна концепция политической перестройки, предусматривающая создание «третьего полюса», «новой партии», объединяющей широкий спектр политических и общественных течений демократической и либеральной ориентации. Попытка претворить эту концепцию в жизнь путем идеологической и организационной трансформации СПЯ в «либерально-социалистическую партию» успехом не увенчалась. Ее результатом стало лишь переименование в январе 1996 г., СПЯ в Социал-демократическую партию (СДП). Несколько позже, в сентябре 1996 г,. появилась Демократическая партия, в которую вошли как либеральные политики из Новой партии Сакигакэ, так и значительная часть депутатов парламента, покинувших СДП.

Прошедшие в 1996 г. по новой избирательной системе выборы палаты представителей улучшили положение ЛДП в парламенте, ее лидеры вновь возглавили кабинет министров. СДП потерпела сокрушительное поражение, а вновь созданная Демократическая партия закрепилась по представленности в парламенте на третьем, после ЛДП и ПНР, месте. В дальнейшем выявилась нежизненность ПНР как конгломерата парламентариев разной политической ориентации. Эта партия в декабре 1997 г. развалилась. Большая часть ее политиков в конце концов влилась в 1998 г. в Демократическую партию, следствием чего стало ее превращение в главную силу оппозиции, резкое усиление в ее руководстве позиций консерваторов, в свое время покинувших ЛДП. Еще одна часть депутатов парламента развалившейся ПНР воссоздала в ноябре 1998 г. Комэйто. Наконец, правое крыло ПНР, парламентарии с неолиберальными взглядами, образовали Либеральную партию.

В конце 90-х гг. некоторое преимущество в парламенте остается за либерал-демократами. Но они, не сумев восстановить желаемого большинства, вынуждены искать сотрудничества с другими партиями. И поэтому учрежденное в 1998 г. единоличное правительство ЛДП было в 1999 г. последовательно реорганизовано в правительство коалиционное, сначала в союзе с Либеральной партией, а к осени того же года и с Комэйто.

Перестройка японских политических сил, в стороне от которой остались только коммунисты, будет, вероятно, иметь дальнейшее продолжение. До сих пор главными ее действующими лицами были депутаты парламента. Быстротечное появление новых, роспуск старых партий, разъединения и слияния до сих пор проходили преимущественно в форме перетасовки парламентских фракций, когда мнением рядовых членов партий мало интересовались, а поведение самих парламентариев чаще всего определялось не их мировоззрением и политическими убеждениями, а возможностями повысить шансы на участие в политических играх. Не случайно одним из последствий произошедших перемен стала значительная нивелировка позиций партий по большинству актуальных проблем. Эти две характерные черты нынешней политической перестройки не способствуют рассеиванию недоверия избирателей к партиям и являются причиной сохраняющегося пассивного отношения многих японцев к парламентским выборам.

К началу ХХ1 в. в политической жизни Японии заметную роль играют шесть крупных политических партий: Либерально-демократическая партия, Демократическая партия, Комэйто, Либеральная партия, Коммунистическая партия Японии и Социал-демократическая партия.

Транспорт

Отличительной чертой транспортной системы Японии, по сравнению с другими странами, является большая степень зависимости от железных дорог. Железнодорожным транспортом осуществляется более 52 % общих пассажирских и грузовых перевозок (на конец 1992 г.). Кроме того, сегодня железнодорожный транспорт находится в начале качественно нового этапа развития. Последовательно проводятся расширение и модернизация дорожной сети, увеличиваются объемы использования поездов на магнитной подушке, быстрыми темпами растет компьютеризация подвижного состава, удалось добиться сокращения времени перевозок (особенно пассажирских) за счет разветвления сети сверхскоростных магистралей. Специальные планы развития городского транспорта предусматривают также сокращение расходов на содержание городского железнодорожного транспорта за счет создания дополнительных магистралей и переноса части пассажиропотока на автобусные линии и метро. Кроме Токио, метро также существует и в 8 других городах Японии, включая Осака и Нагоя.

Несмотря на то, что железнодорожный транспорт в Японии продолжает сохранять высокие темпы развития, в последние годы наметился постепенный переход от железнодорожного к автомобильному и даже воздушному видам транспорта.

Длина дорог в пересчете на квадратный километр площади Японии (3,0 км) сравнима с аналогичным показателем для США (0,7 км) и ФРГ (2,0 км), обладающей самой разветвленной в Западной Европе сетью автомобильных дорог.

На ноябрь 1987 г. крупнейшие города Японии были связаны 4368 км автомагистралей, тогда как общая длина сети автомагистралей в США насчитывала более 80 тыс. км, в ФРГ — более 8 тыс. км и около 6 тыс. км во Франции, Италии и Великобритании. Развитие сети скоростных автодорог в Японии продвигается ускоренными темпами: за последнее десятилетие она увеличилась почти вдвое. Ежегодные капиталовложения Японии в систему автодорог составляют 60% от расходов на эти же цели в США и в несколько раз превосходят затраты западноевропейских стран. Планируется увеличение общей длины автомагистралей до 14 тыс. км к началу XXI в., а также развитие сети городских автобусных линий и укрупнение парка такси (сейчас такси перевозит более 3 млрд. пассажиров в год).

До начала 70-х гг. Япония была одной из ведущих морских держав мира. Символом этого золотого века стали супертанкеры, водоизмещением достигавшие нескольких сотен тысяч тонн и создававшиеся при помощи самых передовых в мире технологий судостроения. Однако первенству Японии в области мореплавания настал конец в период топливного кризиса, который повлек за собой резкое снижение спроса на сырую нефть и привел к изменению ориентиров в торговле.

Эти проблемы осложнялись еще и переходом от фрахтовой транспортировки к воздушной, а также усиливающейся конкуренцией со стороны морского транспорта развивающихся стран. Все эти факторы неизбежно привели морской транспорт Японии к глубокому кризису. Путь к спасению отрасли был один: ликвидация излишнего тоннажа и превращение морского транспорта в интегрированную систему, объединяющую воздушный, морской и наземный виды транспорта. Значительное внимание уделяется в последнее время и созданию постоянных маршрутов грузовых и пассажирских морских перевозок, осуществляемых высокоскоростным транспортом — более 65 км/ч (в т.ч. на воздушных подушках). Благодаря принятым мерам общая тенденция роста тоннажа перевозок сохранилась, и, по данным на начало 1993 г., эта цифра составляла 130 млн/т.

Воздушный транспорт Японии развивался в благоприятных условиях спроса и предложения. В Японии этот вид транспорта используется не только для поездок за рубеж, но и для сообщения внутри страны. Особенно возрос спрос на услуги авиации в сфере бизнеса: сокращение транзитного времени может стать причиной увеличения коммерческой прибыли или даже способствовать заключению выгодной сделки. Еще одним фактором в пользу развития воздушных путешествий внутри страны стало снижение расценок на услуги воздушного транспорта. Стоимость перелета из Осака в Токио сегодня всего на 10% дороже путешествия по скоростной железной дороге.

Усилия японской воздушно-транспортной индустрии сегодня направлены на улучшение и развитие аэропортов и создание высокоразвитой инфраструктуры вокруг них. Насущной задачей стало повышение пропускной способности международного аэропорта в г. Нарита (префектура Тиба) — главного международного аэропорта Японии. Продолжается модернизация аэропорта Ханэда. Завершена программа строительства международного аэропорта Кансай, который взял на себя все операции международного аэропорта Осака.

Язык

Долгое время считалось, что японский язык не входит ни в одну из известных языковых семей, занимая в генеалогической классификации языков изолированное положение. Однако исследования последних десятилетий позволяют обоснованно утверждать, что японский язык родственен корейскому, и отнести оба эти языка к алтайской семье, в которую входят также тюркские, монгольские и тунгусо-маньчжурские языки. Таким образом, в своей основе японский язык — это речь пришельцев с Азиатского континента, поселившихся на Японских островах, по-видимому, задолго до начала нашей эры. Правда, некоторыми своими чертами японский язык обязан еще более древнему населению Японии, говорившему, судя по всему, на одном из языков австранезийской (иначе малайско-полинезийской) семьи.

В течение многих столетий японский язык развивался под сильным влиянием китайского. Однако все элементы китайского происхождения в японском языке являются заимствованными, родство же языков подразумевает общность происхождения исконных элементов. В этом смысле японский и китайский языки родственными не являются.

Фонетические ресурсы японского языка относительно бедны: число фонем невелико, сочетаемость их сильно ограничена.

В японском языке пять гласных фонем — А (а), I (и), U (у), E (э), О (о). Японские а, и, э, о довольно похожи по тембру на соответствующие русские звуки; японское U (у) заметно отличается от русского у, произносится почти без выпячивания губ и напоминает нечто среднее между русскими звуками у и ы.

Гласные японского языка могут быть долгими и краткими: ка означает ‘комар’, ка: (по-другому транскрибируется каа) — ‘автомобиль’ (от английского car); ки значит ‘дерево’, ки: (или кии) — ‘ключи (от автомобиля)’ (от английского key). В латинской и русской транскрипциях японских слов долгота гласных обозначается с помощью черты над буквой, реже — с помощью двоеточия после буквы, иногда с помощью удвоения буквы. Часто долгота в транскрипции не обозначается вообще. Обычно это не создает особенных неудобств, однако в некоторых случаях неразличение кратких и долгих гласных в транскрипции может привести к путанице.

Японские гласные никогда не теряют свой тембр, то есть не превращаются в другие или неопределенные звуки. Почти в любой позиции они произносятся очень отчетливо. Правда, гласные I и U в позиции между глухими согласными или после глухой согласной в конце слова часто произносятся без голоса: симасита ‘сделал’ звучит практически как симасьта, а симасу ‘делаю’ как симас. Однако при счете слогов (например, в стихосложении) слоги с такими обезглашенными гласными все равно воспринимаются носителями языка как полноценные слоги: в слове сита (произносится сьта) японец явственно слышит два слога, а не один.

Что касается согласных, то японские твердые K, G, T, D, P, B, S, M, N практически не отличаются от соответствующих звуков русского языка. Имеется звук TS (ц), встречающийся только в слоге цу, и его звонкое соответствие Z (дз, произносится слитно, как один звук, а не два). Звук H (х) отличается как от английского «h» в слове «hall», так и от русского «х» в слове «холод», но все же довольно близок к последнему. Звук F (ф), встречающийся только в слоге фу, сильно отличается от русского «ф» и напоминает скорее английское или немецкое «h», произнесенное с округлением губ. Звук R (р) весьма своеобразен и одинаково похож (точнее, одинаково не похож) как на русское «р», так и на русское «л». Звук Y (встречающийся только в слогах я, ю, ё) практически не отличается от русского й, а вот звук W (встречающийся только в слоге ва), хотя и передается в русской транскрипции буквой в, совсем не похож на русское «в» и скорее отдаленно напоминает английское «w» (не «v»!).

Следует иметь в виду, что фонемы G и Z реализуются разными звуками в зависимости от позиции в слове. G в начале слова звучит как привычное русскому слуху [g], а в середине слова, за немногочисленными исключениями, как [ђ] (носовое «г», которого в русском языке нет). Поэтому такое слово, как Нагасаки, в реальном японском произношении воспринимается русскими как что-то вроде Нангасаки или даже Нанасаки. В латинской и русской практических транскрипциях различие между этими вариантами фонемы G никак не отмечается. Z в начале слова и после N звучит как [dz], в середине слова обычно как [z] (русское «з»). В транскрипциях это различие также не отмечается; при этом латинская транскрипция в любой позиции передает эту фонему как Z (не DZ), а русская как дз (не з). Вот почему название одного из направлений буддизма закрепилось в языках с латинским алфавитом в форме Zen (хотя реальное произношение точнее передается русским «дзэн»), а слово kamikaze по-русски пишут «камикадзэ» (хотя фонетически вернее было бы «камиказэ»).

Все японские твердые согласные имеют мягкие (палатализованные) соответствия (в пару «твердый—мягкий» не входят только Y и W). Перед гласным E (э) встречаются только твердые согласные, перед гласным I (и) — только мягкие, перед остальными тремя гласными возможны как твердые, так и мягкие. Слоги KI, GI, PI, BI, MI, NI, а также RI (если отвлечься от своеобразия японского R) по акустическому впечатлению мало отличаются от соответствующих русских слогов; то же самое можно сказать и о таких слогах, как KYA (кя), KYU (кю), KYO (кё) (ср. русское «ткёт»), PYA (пя) (ср. русское «пять»), BYA (бя) (ср. «тебя») и всех прочих, в которых мягкие к, г, п, б, м, н, р сочетаются с а, у, о. Согласный в слогах HI (хи), HYA (хя), HYU (хю), HYO (хё) более шумен, чем русское мягкое «х» в слове «химия», и в произношении многих японцев трудно отличим от SH.

Мягкие соответствия звуков S, Z, T, D совершенно своеобразны: они имеют заметный шипящий оттенок. Неудивительно поэтому, что в наиболее употребительной системе латинской практической транскрипции для японского языка эти фонемы обозначаются как SH, CH, J (последняя фонема служит мягким соответствием одновременно и для Z, и для D), исходя из звуковых значений данных символов в английском языке («ш», «ч», «дж»). В русской же транскрипции принято записывать слоги SHI, CHI, JI как си, ти, дзи, а сочетания этих согласных с другими гласными — как ся, сю, сё, тя, тю, тё, дзя, дзю, дзё. Такие японские слова, как названия фирм «Тошиба» и «Хитачи», пришли к нам через английский язык (Toshiba, Hitachi), отсюда их написание с буквами «ш» и «ч»; в соответствии с общепринятыми в среде российских японистов правилами полагалось бы писать Тосиба, Хитати. Если же кто-то спросит, какой звук на самом деле произносится в таком японском слове, как название блюда SUSHI (по-русски суси), — «ш» или «сь», то правильный ответ будет таков: ни тот, ни другой. То, что здесь произносят, располагается где-то на полпути между русским «сь» и английским (довольно мягким) «sh», от русского же твердого «ш» стоит и вовсе далеко.

Большинство японских согласных могут быть не только краткими, но и долгими: буси (что значит ‘воин’) — бусси (‘товар’), ото (‘звук’) — отто (‘муж’), ама (‘лен’) — амма (‘массаж’).

Во второй половине ХХ в. в японском языке появилось много слов европейского происхождения, что привело к определенной перестройке системы фонем японского языка, к расширению ее возможностей. Так, в современных заимствованиях звуки TS и F встречаются не только перед U, а W не только перед A, но и перед другими гласными (TSA: из русского «царь», FAN из английского «fan», WISUKI: из «whiskey»); появились такие невозможные прежде слоги, как TI и DI (отличающиеся от CHI и JI), TYU (не совпадающее с CHU), FYU и т.п.; долгие соответствия появились у таких согласных звуков, которые раньше их не имели, например у звонких: BB, DD и т.п. Тем не менее и в наши дни многие распространенные в европейских языках фонологические противопоставления остаются совершенно чуждыми японскому слуху. Японцы одинаково передают средствами своего языка европейские «r» и «l» (Рома — Рим, Рондон — Лондон), «b» и «v» (Бон — Бонн, Бэнэтиа — Венеция), и различение этих звуков представляет для них большую трудность при изучении иностранных языков. Произнесенное японцем слово JINA может передавать как имя Зина, так и имя Дина или Джина.

Слог в японском языке всегда открытый, т.е. не завершается согласным звуком: существуют только слоги типа «то», но не «тот» и не «ток». Непосредственное соседство разных согласных не допускается — слова, подобные русским «сто», «страсть», «всплеск», фонетически невозможны. Правда, как видно хотя бы из японских географических названий Нихон (т.е. Япония), Канда или Намба, одна согласная фонема, казалось бы, все же может завершать собою слог — это носовой сонант, который в зависимости от последующего звука реализуется то как [n], то как [m], то как [ђ], то как удлинение предшествующего гласного, сопровождаемое его назализацией (в японском языке все эти довольно разные звуки следует считать вариантами одной фонемы; на письме они обозначаются одним и тем же знаком). Однако японское языковое сознание склонно рассматривать эту фонему не как финальный элемент закрытого слога, а как отдельный слог. Таким образом, в слове синкансэн («новая магистраль», название сети скоростных железных дорог) японец насчитает не три слога, а шесть: си-н-ка-н-сэ-н. Это особенно заметно при счете слогов в стихах и при пении: последовательность звуков типа кан в песнях почти всегда распределяется на две ноты и поется каа—ннн (тогда как русский пропел бы каа—аан).

Заимствуя слова из других языков, японский язык добавляет к каждому согласному звуку, не сопровождающемуся последующим гласным, звук U (после мягких часто I, после T и D — O). Таким образом, Санкт-Петербург в японской передаче выглядит как Санкуто-Пэтэрубуругу, Москва как Мосукува; первое U в этом слове оглушается, так что реальное произношение приближается к Москува, но слово все равно ощущается как четырехсложное. Иногда в результате подобной адаптации слова делаются крайне трудноузнаваемыми: например, в японском торио не сразу узнаешь общеевропейское «трио».

Ударение в японском языке не силовое, как в русском, а тоническое (музыкальное). Все слоги произносятся примерно с одинаковой силой; слово кимоно звучит не кимоно и не кимоно (полужирный шрифт символизирует здесь русское силовое ударение), а ки-мо-но. Однако некоторые слоги произносятся более высоким тоном, другие — более низким. В слове кимоно первый слог низкий, второй и третий высокие. В некоторых случаях тон является единственным признаком, позволяющим различать слова: каки означает «хурма», каки — «устрица» (полужирным шрифтом выделен высокий тон).

В морфологии японского языка преобладает техника агглютинации, предполагающая отчетливость границ между морфемами (корнями, аффиксами) в пределах слова и жесткую закрепленность определенных средств выражения (например, суффиксов) за определенными элементами содержания (грамматическими значениями). Подавляющее большинство грамматических значений выражается постпозитивными показателями (т.е. в конце, а не в начале слова). Отсутствуют грамматические категории рода (хотя имеется система именных классов, проявляющаяся при счете предметов), числа (специальное указание на множественность возможно, как правило, лишь при обозначении одушевленных предметов и относится скорее к сфере лексики, нежели грамматики), лица. Таким образом, японское ха — это и ‘лист’, и ‘листья’ (точнее, ‘листва’ вообще, без указания на количество), тору означает и ‘беру’, и ‘берёшь’, и ‘берёт’, и ‘берём’, и т.д. Категория глагольного вида не предполагает различения совершенного и несовершенного видов, зато разграничиваются «общий» (абстрактный) и «длительный» (конкретный или результативный) вид: хасиру — ‘бегаю’, хаситтэ иру — ‘бегу’; сувару — ‘сажусь’, суваттэ иру — ‘сижу’. Категория времени представлена не тремя, а двумя значениями: настояще-будущим и прошедшим временами (одни и те же глагольные формы обозначают как настоящие, так и будущие действия, ср. рус. «Завтра едем на дачу»). С другой стороны, различаются категорическое и предположительное наклонения: ику — ‘иду’, ‘пойду’, ико: — ‘наверное, пойду’, ‘пожалуй, пойду-ка’, ‘давайте пойдём’. Многие значения, в русском языке обычно выражаемые отдельными словами, в японском выражаются в пределах одной словоформы: ёмэру — ‘могу прочесть’, ёмитаи — ‘хочу прочесть’, ёмасэру — ‘заставить читать’ или ‘позволить читать’. Существует развитая система деепричастий: ёми, ёндэ — ‘читая’ или ‘прочитав’, ёмэба — ‘если прочесть’, ёндэмо — ‘даже если прочесть’ и др.

Заметной особенностью японского языка является обязательное грамматическое выражение уровня вежливости (категория адрессива), например: ёму — ‘читаю’, ‘читаем’ (при обращении на «ты»), ёмимасу — то же самое при обращении на «Вы» (это противопоставление затрагивает обозначения действий не только собеседника, как в русском — (ты) читаешь / (Вы) читаете, но и любых лиц). Широко распространены унаследованные от эпохи феодализма «почтительные» и «скромные» глагольные формы (категория гоноратива), ср. рус. изволят почивать, осмелюсь спросить.

Для синтаксиса характерно отсутствие согласования. Порядок слов более строгий, чем в русском языке. Определяющее всегда предшествует определяемому: не только старый дом, но и родителей дом (в отличие от русского дом родителей). Сказуемое всегда стоит в конце предложения: Мастер тушью картину рисует (а не Мастер рисует картину тушью). Имеется постпозитивный глагол-связка со значением ‘есть, является (чем-то или каким-то)’, представленный несколькими различающимися по степени вежливости вариантами: да, дэ ару, дэсу, дэ годзаимасу и др., например: Мо: аки дэсу — ‘Уже осень (есть)’. Вопросительные предложения обычно образуются с помощью конечной частицы ка, например: Мо: аки дэсу ка? — ‘(Что,) уже осень, (да)?’ Есть и другие конечные частицы, выражающие различные модальности: Окурэру — это просто ‘Опаздываем’, но Окурэру нэ — ‘Опаздываем, не так ли?’, а Окурэру ё — ‘Опаздываем, имей в виду!’

Со структурной точки зрения японское словообразование относительно прозрачно и регулярно: ср. русские слова француз, англичанин, японец и их японские соответствия фурансудзин, игирисудзин (от Игирису — ‘Англия’), нихондзин (от Нихон — ‘Япония’). По сравнению с русским языком японский при образовании новых слов гораздо меньше пользуется аффиксацией, предпочитая корнесложение: там, где русский скажет кот-ёнок, олен-ёнок, порос-ёнок, японец говорит ко-нэко, ко-дзика, ко-бута, т.е. «дитя-кот», «дитя-олень», «дитя-свинья»; следует иметь в виду, что в японском языке существует и самостоятельное слово ко — ‘дитя, ребёнок’, в то время как русское -ёнок — это лишь суффикс, который самостоятельным словом быть не может. Характерно, в частности, что в японском языке совершенно нет суффиксальных прилагательных с относительным и притяжательным значением (ср. рус. мамин, папин, родительский) — с их ролью успешно справляются существительные в определительной позиции: Росиа — ‘Россия’, Росиа рё:ри — ‘русская кухня’ (в буквальном переводе «Россиикухня» или даже «Россиекухня»). Из числа продуктивных аффиксов следует в первую очередь отметить присоединяемые к наименованиям лиц суффиксы теплого обращения -сан, -кун, -тян. Первый выражает уважение; Танака-сан часто переводят как ‘господин Танака’ (Танака — распространенная фамилия), хотя по-японски это звучит не столь официально и скорее напоминает русское обращение по имени-отчеству. Второй суффикс выражает дружелюбие по отношению к равному или младшему; обращение Танака-кун употребляют в своей среде сослуживцы и вообще товарищи (как правило, мужского пола); им также пользуются начальники и наставники, обращаясь к своим подчиненным или ученикам (юношам и мальчикам). Третий суффикс имеет уменьшительно-ласкательное значение; обращение типа Аки-тян (от мужского имени Акира или женского Акико) возможно в разговоре взрослого с маленьким мальчиком или девочкой любого возраста, а также часто встречается в разговоре девочек и женщин между собой (ср. рус. Сашенька, Шурочка). Важную роль в разговорной речи играют выражающие уважение префиксы о- и го-, присоединяемые к наименованиям различных предметов и лиц: хэя — ‘комната’, о-хэя — ‘комната уважаемого лица’, ‘Ваша комната’; хон — ‘книга’, го-хон — ‘книга уважаемого лица’, ‘Ваша книга’. Впрочем, есть и аффиксы, выражающие презрение и отвращение.

С этимологической точки зрения лексику японского языка принято делить на три слоя: ваго, т.е. исконно японские слова, канго, т.е. слова китайского происхождения, и гайрайго, т.е. лексические заимствования из прочих языков. Основная масса канго была усвоена японским языком в период примерно с VII по XIII вв., однако многие относящиеся к этому слою лексические единицы были созданы из китайских корней уже в Японии в значительно более позднее время. Самые ранние гайрайго вошли в японский язык в результате контактов с португальскими и испанскими миссионерами в XVI — XVII вв., а также с голландскими торговцами в XVII — XIX вв., однако большинство гайрайго пришли из других европейских языков, прежде всего из английского, на протяжении последних 150 лет, причем японский язык и сейчас активно впитывает все новые и новые гайрайго.

Ваго — это наиболее фундаментальный компонент японского лексикона, в целом они характеризуются высокой употребительностью и встречаются во всех без исключения стилях и жанрах, хотя в разговорной речи их процент наиболее высок. Это такие слова, как хи — ‘солнце’, цуки — ‘луна’, оокии — ‘большой’, манабу — ‘учиться’ и т.п. Канго характерны прежде всего для письменной речи, в большинстве своем они воспринимаются как книжные слова; именно канго послужили в японском языке основным материалом для формирования разнообразных терминологических систем, в частности для терминологии современных естественных и гуманитарных наук, которая особенно интенсивно создавалась в Японии во второй половине прошлого столетия. Примерами канго могли бы послужить лексемы тайё: — ‘Солнце (как астрономическое наименование)’, итигацу, нигацу, сангацу — ‘январь’, ‘февраль’, ‘март’ (букв. ‘первая луна’, ‘вторая луна’, ‘третья луна’), дайгаку — ‘университет’ (букв. ‘большое учение’) и т.п. Если в основном словарном фонде японского языка количественно преобладают ваго, то в общем словарном запасе (с учетом редких и специальных слов) на первом месте по количеству стоят канго; во всяком случае, в больших словарях на них приходится не менее 50% словарных статей. Что касается гайрайго, то в целом лексика этого слоя так или иначе связана с процессом модернизации; среди гайрайго много современных научно-технических терминов (компю:та — ‘компьютер’, пуринта — ‘принтер’, софуто — ‘софтвер, программные продукты’), но еще больше лексики, относящейся к сферам спорта, развлечений, престижного потребления (гэ:му, от англ. game — ‘игра (особенно компьютерная)’; тарэнто, от англ. talent — ‘популярный ведущий телепрограммы’; и:бунингу, от англ. evening dress — ‘вечернее платье’), немало экспрессивной разговорной и жаргонной лексики (оккэ:, на письме часто OK — ‘о’кэй’; би:эфу, на письме BF — ‘бой-френд’). Многие гайрайго сложены из компонентов иностранного происхождения самими японцами; так родилось, например, японское слово сарари:ман — ‘служащий’, восходящее к английским словам salary — ‘жалованье’ и man — ‘человек’, которые, однако, в английском языке устойчивого сочетания не образуют. В количественном отношении гайрайго составляют, по некоторым оценкам, до 10% словарного запаса современного японского языка, в тексте же, в зависимости от жанра (например, в молодежных журналах), их доля может быть гораздо выше.

На протяжении многих столетий в Японии сосуществовали разные литературные языки. Примерно в VII в., когда страна заимствовала китайские формы государственного устройства и буддийскую религию, в японском обществе получил распространение классический китайский язык — «латынь Дальнего Востока», за которым в Японии закрепилось название камбун, букв. «ханьское (т.е. китайское) письмо». Однако уже в VIII в. появились обширные тексты на собственно японском языке (например, фрагменты свода мифов и преданий «Кодзики», поэтическая антология «Манъёсю»). С течением времени японский литературный язык развивался и обогащался, испытывая сильное влияние камбун, но при этом сохранял неизменной свою грамматическую основу. Разговорная же речь между тем спонтанно видоизменялась. К середине XIX в. расхождения между литературным языком (получившим в эту эпоху название бунго, букв. «письменный язык») и некодифицированной разговорной речью, представленной множеством диалектов (которая стала обозначаться термином ко:го, букв. «устный язык»), стали настолько заметными, что в обществе сложилась болезненная ситуация триглоссии: камбун применялся в «высоких» документах, бунго в менее официальной, «средней» литературе, ко:го же расценивался как «низкий», вульгарный язык. В ходе модернизации японского общества в последней трети XIX в. в стране развернулось общественное движение за «единство речи и письма», благодаря которому камбун практически вышел из употребления уже к концу столетия, а бунго резко сократил сферу своего применения, уступив место ко:го сначала в художественной прозе, потом в журналистике и науке. После второй мировой войны бунго перестал употребляться и в официальных документах. Современный японский литературный язык в грамматическом отношении опирается на нормы ко:го (точнее, на нормы разговорной речи жителей состоятельных районов Токио конца прошлого века), а в лексико-фразеологическом отношении впитал в себя все богатство языковых форм, выработанных на протяжении веков в рамках камбун и бунго. Впрочем, камбун и бунго не исчезли полностью, в ограниченных пределах они изучаются и сегодня, прежде всего в целях чтения классической литературы, и находят применение в некоторых жанрах поэзии, при отправлении религиозных культов и т.п.

Стилистическое многообразие современного японского языка не менее значительно, чем в языках Европы: четко разграничиваются книжная и разговорная речь, выделяются различные функциональные стили, развита градация речи по степени вежливости, существуют просторечие и жаргоны. Заметны расхождения между мужской и женской речью, почти отсутствующие в европейских языках.

Еще совсем недавно в Японии, большинство населения которой на протяжении жизни многих поколений никогда не выезжало за пределы территории своего феодального клана, территориальные диалекты очень сильно отличались друг от друга. В нашем столетии, с возникновением единого школьного образования, а позже радио и телевидения, различия между диалектами во многом сгладились, а сфера их употребления сузилась: сегодня в большинстве ситуаций японцы пользуются стандартным (или «общим») языком, а на местных диалектах говорят только в семье и вообще в непринужденной обстановке. Таким образом, хотя многообразие форм японского языка и сохраняется, масштабы их различия значительно меньше, чем полтора века назад, в эпоху сосуществования камбун, бунго и ко:го.

Япония


Поиск тура
Все просто, звоните
+7 (495) 983-08-31
Отзывы наших клиентов:
Дорогие друзья - туристы! Хочу поделиться с Вами...
26.07.2017 12:29
Дорогие друзья - туристы! Хочу поделиться с Вами впечатлениями об отдыхе в отеле Mitsis Blue Domes на о. Кос, Греция. Если перед Вами стоит выбор...
KANDOLHU ISLAND MALDIVES 5* (отзыв сотрудника...
22.06.2017 17:16
KANDOLHU ISLAND MALDIVES 5* (отзыв сотрудника ТурСалонЪ) Хотелось бы поделиться своими впечатлениями об отеле KANDOLHU ISLAND 5* . Думаю, такая...
Хотелось бы написать пару слов про наш...
22.06.2017 15:36
Хотелось бы написать пару слов про наш замечательный семейный отдых на острове Искья (Италия), который нам организовал "ТурСалонЪ". Небольшая...
Уже несколько недель прошло с нашего возвращения...
05.05.2017 18:33
Уже несколько недель прошло с нашего возвращения из любимой Турции! Отдыхали в отеле Club Mega Saray! Поездка была организована турагентством...
Хотела бы написать несколько слов о замечательном...
08.04.2017 18:03
Хотела бы написать несколько слов о замечательном отеле в австрийских Альпах - Alpen-Wellness Resort Hochfirst 5* . В последние 3-4 года любим с...
Если не ошибаюсь, то это единственная 5-ка на...
06.04.2017 17:58
Если не ошибаюсь, то это единственная 5-ка на острове с отменным сервисом, который британцы ценят особенно. Большая и потрясающе красивая...
Pestana Palms, о.Мадейра, Португалия
06.04.2017 17:51
Отель немного удален от центра Фуншала, но это комфортное удаление: 1. можно доехать на автобусе. 2. не так далеко прогуляться пешком (минут 10). 3....
Как, правило, все отели стоят на так называемой...
05.04.2017 22:47
Как, правило, все отели стоят на так называемой 2-й линии, т.е. через дорогу. На Кароне только 1 отель стоит на пляже – это Beyond Karon. Мы...
Мальдивы CONSTANCE HALAVELI октябрь 2016 год
29.11.2016 16:54
Огромное спасибо за организацию прекрасной поездки! Мы очень довольны! Мальдивы одно из лучших мест, ( если вообще не лучшее), где нам удалось...
Отель Alpen-Wellness Resort Hochfirst 5*, Обергургль (Австрия), февраль 2016
24.04.2017 16:29
Хотела бы написать несколько слов о замечательном отеле в австрийских Альпах - Alpen-Wellness Resort Hochfirst 5* . В последние 3-4 года любим с...
Родос, Aldemar Amilia Mare (ex. Paradise Mare) 5* в июле 2016
05.10.2016 17:42
Мы вернулись, все отлично прошло! Авиакомпания Aegean - без нареканий, все минута в минуту, самолет хороший, все новое, чистое, места между...
Индивидуальное путешествие по Италии.Сентябрь 2016 г. Отели Berchielli и Park Zibellino
03.10.2016 11:13
В сентябре 2016 г. были с мужем в Италии. Поездка организована, как всегда, на отлично (не могу даже сосчитать, сколько раз мы ездили с «ТурсалонЪ»...